abkhaz_project (abkhaz_project) wrote,
abkhaz_project
abkhaz_project

Абхазские яблоки раздора

Тема проблем сельского хозяйства Абхазии остается актуальной. Сегодня статья Антона Кривенюка "Абхазские яблоки раздора", опубликованная на Кавполит. Будем надеяться, что за бурным обсуждением последуют выводы и действия.

Координатор партнерства "Абхазские проекты" Кирилл Базилевский


Фото: liveinternet.ru

Чем сельскохозяйственная программа Александра Анкваба не угодила новой власти

Беслан Бутба, исполняющий обязанности вице-премьера правительства Абхазии, подверг жесткой критике программу развития агропромышленного комплекса, которую продвигал бывший президент Александр Анкваб. Эта программа работала за счет средств российской финансовой помощи и была одной из немногих, целью которой были инвестиции в реальный сектор экономики. Но, вероятно, работала она не безупречно.

Данная публикация открывает серию материалов об Абхазии – стране, находящейся на пороге серьезных перемен. Эксперт по вопросам российско-абхазских отношений Антон Кривенюк рассматривает вопросы экономического, политического и социального развития страны. Специально для «Кавказской политики».  

Взялись за хозяйство

Издавна Абхазия ассоциируется с цитрусовыми садами. В недалеком будущем страна имела шанс стать еще и «яблоневой житницей» — прежние власти вовсю закладывали новые сады с яблонями, киви, виноградом и еще десяток других культур. Но будущее проекта под вопросом. Исполняющий обязанности вице-премьера правительства Беслан Бутба, который после президентских выборов, возможно, станет главой кабинета министров, раскритиковал одну из самых ярких программ бывшего президента Александра Анкваба.

Оппоненты обвиняли бывшего президента Абхазии в том, что большую часть российской финансовой помощи он тратил на восстановление социальной инфраструктуры в ущерб развитию экономики. Программа по развитию сельского хозяйства была редким исключением. По словам Беслана Бутба, за прошедшие три года из средств российской финансовой помощи на нее было израсходовано более 400 миллионов рублей. Что, конечно, очень немного в сравнении с суммами, потраченными на дороги, мосты и школы. И тем не менее за весь послевоенный период это были самые значительные инвестиции в развитие сельского хозяйства Абхазии.

Технология развития, очевидно, основывалась на идее создания крупных государственных хозяйств. Оператором проекта стал Научно-исследовательский институт сельского хозяйства Академии наук Абхазии, в аренде у которого находятся земли, на которых произрастают или должны произрастать сады.

В течение последних недель по распоряжению правительства Абхазии работала специальная экспертная группа, которая детально изучила состояние посадок шестнадцати культур, среди которых яблони, груши, виноград, киви, фейхоа, черешня и многое другое. Эксперты говорят о том, что весь проект находился под контролем НИИ сельского хозяйства, в то время как ни министерство сельского хозяйства, ни его региональные управления не имели отношения к этой работе. Одним словом, проект работал под контролем не чиновников, а ученых.

Но теперь, как ни странно, Беслан Бутба говорит о «не научном подходе» к работам по закладке садов. Экспертная группа, которая работала по заказу правительства, нашла несколько проблемных моментов. Например, не ясна целесообразность закладки плантаций в восточных Очамчирском и Гальском районах. Эксперты говорят о том, что земли там неплодородные. Или посадки винограда сорта «Ркацители», который, по мнению экспертов, не приживется в условиях почвы и климата Абхазии.

Селу в помощь

Буквально вслед за резкой критикой программы со стороны исполняющего обязанности вице-премьера Беслана Бутба, СМИ опубликовали интервью директора НИИ сельского хозяйства Лесика Айба, в котором он заявил о том, что правительство неправильно информировано по поводу реализации программы возрождения сельского хозяйства. Айба считает, что проект имеет большую и экономическую и социальную важность, ибо создает условия для возрождения жизни в абхазском селе, которое деградирует, начиная с 90-х годов прошлого века.

Технология реализации проекта была устроена таким образом: каждым направлением занимаются рабочие группы. «С каждой группой заключен договор, и они знают, что мы работаем с ними с самого начала и до периода плодоношения насаждений. Если плодоношение дошло до 50% и выше, то группа говорит, что они дальше могут работать самостоятельно. Тогда мы передаем участок в субаренду на 25 лет и ведем только научное сопровождение. Скажу, почему в субаренду. В данном случае мы выступаем как арендаторы и контролируем процесс. Если хозяин начинает нарушать агротехнику, тогда мы имеем право расторгнуть договор субаренды и передать участок другим», – говорит Лесик Айба в интервью агентству Апсныпресс.

Уже к 2020 году сады должны приносить полноценный урожай, ежегодный объем выращенных фруктов превысит 22 тысяч тонн, а доходов может быть получено под миллиард рублей.

Айба рассказал также о поездке в мае группы российских специалистов, которые по поручению Управления по делам СНГ администрации президента РФ провели мониторинг реализации сельскохозяйственной программы и охарактеризовали работу как «удовлетворительную».

Природа конфликта

Очень показательно, что в центре спора об эффективности расходования российской экономической помощи сейчас оказалась единственная серьезная программа, предполагающая инвестиции в реальный сектор. Скорее всего, мы наблюдаем «эстетический» конфликт, в основе которого совершенно разные представления о том, как должно осуществляться экономическое развитие. Александр Анкваб, судя по всему, не очень доверял частной инициативе и предпочитал широкое государственное участие в экономике. Беслан Бутба сейчас говорит о том, что без передачи агро-активов в частные руки новые посадки не спасти.

Слабым местом не только конкретно этой сельскохозяйственной программы, но и вообще экономической стратегии прежней власти было отсутствие современного уровня исследований, необходимых, прежде чем принимать решения об инвестициях.

Например, на недавней конференции в Абхазском государственном университете декан агро-инженерного факультета АГУ Лаврентий Гарт подверг критике многие детали программы, например, создание крупных яблоневых садов. Их высажено более 230 тысяч корней на площади свыше 160 гектаров. Но, по мнению эксперта, есть сомнения в конкурентоспособности этой культуры на рынке. И действительно, во всяком случае экспорт яблок исключен. Соседи – и российский Краснодарский край, и Грузия – являются крупнейшими поставщиками яблок. Вероятнее всего, никто никаких маркетинговых исследований не проводил.

Но мы и в этой статье, и в рамках цикла публикаций исследуем в том числе темы, связанные с эффективностью использования российской экономической поддержки. Поэтому поговорим об этом. Факт, что деньги, инвестированные в программу возрождения сельского хозяйства, были потрачены на дело. И, судя по словам директора НИИ сельского хозяйства Академии наук Абхазии Лесика Айба, сам технологический процесс был организован на должном научном уровне. Но также вне всякого сомнения, что на управленческом уровне в планировании программы были системные ошибки, как минимум не проводились исследования рынков, которые могли бы дать понимание, какие культуры перспективны, какие – нет. Конфликт заложен и в самой идее программы. Подразумевается создание крупных государственных сельскохозяйственных предприятий, которые завтра же при изменении политической конъюнктуры станут «яблоком раздора», источником конфликтов при переделе собственности.

А все это вместе значит, что полученные из России инвестиции для развития, которые на первый взгляд тратятся рационально, на деле не могут оказать никакого положительного эффекта в развитии экономики. А значит, есть большая вероятность того, что будут потрачены впустую.

abkhaz-project.umi.ru/publikacii_i_analitika/abhazskie_yabloki_razdora/

Tags: сельское хозяйство Абхазии, экономика Абхазии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments