abkhaz_project (abkhaz_project) wrote,
abkhaz_project
abkhaz_project

Categories:

Гадание на кофейной гуще. О печальной судьбе чайной отрасли в Абхазии.

Попалось на глаза интервью с министром сельского хозяйства Абхазии Бесланом Джопуа журналисту «Нужной газеты», которое удивило до крайности, несмотря на то, что реалии абхазской экономики мне, в принципе, известны.
Речь шла о перспективах (точнее их отсутствии) чайной отрасли в Абхазии. А именно о недавнем очередном списании чайных плантаций в Гудаутском и Очамчирском районах. По ходу ответов министра выяснилось, что списание происходит, мягко говоря, несколько стихийно, а из более чем 12 тысяч гектаров чайных плантаций, существовавших в советский период, в наличии сегодня не более 1000 га. Все остальное уничтожено. Мы уже делали фотоотчет о бывшей чайной фабрики в Кындыге.

Точнее с тех руин, что от нее остались. Поэтому, общее состояние отрасли удивления не вызвало. Поразило другое. Впрочем, лучше предоставим слово участникам интервью:
Вы говорите, что средств на восстановление чайных плантаций нет, но на фруктовые насаждения средства были заложены в комплексный план. Почему не на чай? Кто решил? Объясните экономическую целесообразность и преимущества фруктового проекта перед развитием чая в условиях Абхазии?
- Чай в послевоенные годы Абхазия перерабатывала. Но мы не смогли поставить вопрос так, чтобы чай приносил прибыль, чтобы люди могли зарабатывать на этом. Трехгодичный чай лежит в Кутоле около 200 тонн. И мы дошли до того, что он в убыток хозяйству, реализуем, чтобы выдать зарплату охране.
- То есть, министерство экономики подсчитало, что производство чая убыточно?
- Не то, что подсчитало, невозможно решить вопросы сбыта, не можем мы в конкуренцию войти?
- Почему для Краснодарского чая есть сбыт, а для абхазского (лучшего качества) — нет?
- Краснодарский чай, это реклама. Там нет такого объема. Это просто самый северный чай, который они купажируют с индийским.
- Им это выгодно?
- Ну что значит выгодно. У нас тоже в советское время наш чай купажировали с индийским и назывался он грузинский чай и его реализовывали. Сегодня если найдутся инвесторы, которые вложатся в эту отрасль… У нас 120 миллионов было вложено, прокуратура занимается этим, работает комиссия по ликвидации «Абхазчая». 120 миллионов, если не дали результат, может неэффективно использовали – это прокуратура сделает выводы?
- А сколько вложили из комплексного плана на посадку многолетних фруктовых культур?
- На фруктовые кампании около 600 миллионов. 1332 гектара многолетних садов мы через сельхоз институт провели. Они перспективу могут дать…
- А какая перспектива: чай продать не смогли, а фрукты сможете?
- Мы не выращиваем яблоки для реализации за пределами Абхазии. По данным таможни мы потребляем около 3 тысяч тонн яблок в год. Через год мы будем иметь около 1,5 тысяч тонн яблок, когда сбор начнется – 120-130 гектаров. Это на наш рынок. То есть тогда мы сможем вместе с таможней регулировать тот поток продукции яблок, который заходит. И на нашем рынке будут яблоки, которые гораздо лучше. Заканчивается строительство овощехранилища.
- Кто-то подсчитал совокупные расходы – вместе с закупом саженцев, посадкой и т.д., строительством овощехранилища?
- Полностью овощехранилище на 2 тысячи тонн по сметной стоимости обходится в 110 млн…
- Нет, я не про стоимость овощехранилища – мне интересна суммарная стоимость проекта: есть, наверное, такие подсчеты? Может быть министерсво экономики подсчитывало?
- Да, у министерства экономики наверное есть расчеты и экономическое обоснование тех мероприятий, которые мы проводим. То есть окупаемость яблок, винограда и всего. Виноград окупится в 2026 году.
- А все остальное?
- И все остальное окупится.
- Значит более 20 лет уйдет только на окупаемость этого проекта?
- Да. А что имеется ввиду под окупаемостью – это когда полностью окупятся все затраты, которые были заложены.
- Да, конечно, и появится прибыль.
- Начнет окупаться на 3-4 год плодоношения. А это полностью, когда все затраты окупятся на яблоки и винограда в 26 году. Яблоки быстрее окупятся – они на 3-4 год дают урожай. Потому что плантации по дорогой системе орошения созданы – капельной, но они тоже окупятся через 7-8 лет. Это значит, что через 7-8 лет эти сады будут рентабельны.
- Яблоки закладывались еще при покойном Сергее Васильевиче – они уже должны давать урожай?
- В прошлом году мы получили с них 500 тонн. Около 100 тонн было нарасхват распродано в Пицунде, Гагра. Появились на рынке, люди искали наши яблоки, такие они вкусовые качества имеют.
- Замечательно. А кому принадлежат эти плантации?
- Это государственные предприятия.
- Колхозы, совхозы?
- Там где до 5 гектаров, возможно, что люди, которые там работают, возьмут их в аренду. А там где 50, 100, 300 гектаров пока будут находиться, при институте сельского хозяйства, который является нашим подрядчиком. Институт арендует у районов земли и с первого года платится аренда. Около 40 млн. было выдано в виде зарплаты по всем этим видам работ.
- Из комплексного плана?
- Да. То есть люди получили около 40 млн. рублей в виде зарплаты. Ну и отчисления 17-18 млн. в бюджет поступили.
- Хорошо. Значит, вы посчитали, что фруктовые сады – это выгодно. А по чаю, есть у вас расчеты? Сколько надо вложить, чтобы отрасль стала перспективной?
- По чаю мы сейчас делаем предложение в инвестиционной программе. Если раньше мы получали деньги с комплексного плана, то сегодня все наши предложения идут по инвестиционной программе и наши проекты будут финансировать инвесторы. Мы сегодня почему задолжали людям по нашим проектам – на уход за теми плантациями, которые мы заложили средств нет. Мы должны налаживать контакты с инвесторами, которые дальше продолжат эти проекты. Они уже есть, мы ведем переговоры. Наряду с этим мы им предложили чайную отрасль. У нас группа компаний была – китайская компания, представители ДонКитая. Их интересует российский рынок, а это рядом и здесь удобно производить чай. В силу того, что у нас все платежи на границе на перевоз сельхозпродукции отменены — это их устраивает. Они готовы восстановить все плантации, возможно даже новые плантации заложить. Но фабрики наши их не устраивают. Сейчас они готовят экономическое обоснование, а затем будем вести переговоры о сотрудничестве. С учетом того, что будут завозить с Китая чай, купажировать его, как это раньше делалось и выносить продукцию на российский рынок.
- Кто в нашей стране решает вопрос о перспективности той или иной сельхозпродукции?
- Сергей Васильевич, создал кампанию «Абхазчай», он возлагал надежды на возрождение чайной отрасли. Были выделены около 100 млн. – это немалые средства.
- Но это же не все деньги, которые планировались на восстановление чайной отрасли…
- Конечно. Но ничего не было сделано и выделение средств было остановлено. Была закуплена техника, которая сегодня стоит и ничего не дает – чаесборочные машины до 30-40 единиц.
- Но там была проблема с передачей земель в ведение «Абхазчая».
- Указом президента все чайные плантации были им переданы, чайфабрики и имущество.
- А каким образом вы списываете плантации принадлежащие «Абхазчаю»?
- Указ президента был, но он не был приведен в исполнение. То есть процедура передачи плантаций «Абхазчаю» не была проведена.
- Почему не был исполнен Указ президента Багапша? Сергей Васильевич настаивал на осуществлении процедуры передачи.
- Да, но были спорные вопросы. Районы, которые занимались чаем, оспаривали передачу плантацией в ведение «Абхазчая». Например, кутольская фабрика оспаривала, но тем не менее я считаю, что это проект в силу не знаю каких обстоятельств, но провалился. Средства, которые были выделены, были использованы не по назначению. Возможно, если бы дальше было финансирование к чему-то и пришли бы.
- Вот я про это и спрашиваю, сколько средств надо, чтобы возродить чайную отрасль? Может ли она быть рентабельной? Или просто Анкваб не любит чай и поэтому никто и не считает?
- Деньги были вложены, но они не дали эффект. Потому что на рынок чая мы сегодня не сможем выйти, так как мы работаем. Все схвачено на рынке чая.
- Беслан Цибович – вина в мире полным полно, но мы его производим и вывозим… Дело в продвижении, рекламе — у нас столь мизерные поставки, что они всегда найдут своего покупателя…
- Но где такие средства, чтобы наладить производство, фасовку?
- В комплексном плане?
- Ну, наверное, миллиарда тоже не хватило бы…
- Вы опять говорите – «наверное»… Я так понимаю, что экономических расчетов по этому поводу никто не делал. А обращались вы к министерству экономики с предложением просчитать во что обойдется восстановление чайной отрасли?
- Нет.
- То есть у вас вот такое ощущение, что чай нерентабелен и этого достаточно?
- После войны в Абхазии производилось то, что можно было реализовать. Было время, когда чай шел, а потом все прекратилось. У нас даже чайный мусор под метлу забрали в один год… Потом мы начали обрабатывать чай, но остановилось все и наш чай не идет.
- Любому товару нужна «упаковка» и реклама. Я хочу увидеть нормальный экономический расчет, на основании которого уничтожена чайная отрасль. Может быть правильно уничтожена? Как понять это не на уровне чьих-то эмоций, а посмотрев на цифры?
- Вот сейчас для инвесторов, мы будем просчитывать это, так же как и другие отрасли и животноводство, и масличные культуры. Мы по всем направлениям сейчас готовим расчеты. Экономически обоснованные проекты мы готовим вместе с минэкономики.
- А почему только сейчас?
- Только сейчас появились люди.
- А что вы им предлагать будете, все же списано?
- Если появится такая необходимость – будем закладывать новые чайные плантации, там где не заложены фруктовые культуры.
- А у министерства есть экономически обоснованное представление о том, что в нашей стране надо сажать, где, на какой территории? Что принесет прибыль, даст ощутимый экономический эффект?
- Мы, когда предлагаем отдельный вид – мы его изучаем. А так мы не знаем даже сколько земли, мы по старым бумагам говорим о том. сколько земель находится под такими-то угодьями. Это не простая процедура, стихийные застройки были. Это требует больших вложений. Сейчас, если средства выделят на проведение земельного кадастра – это нам очень поможет.
- То есть инвентаризации сельхозземель не существует?
- Мы пока стихийно переводим старые цифры советских времен.
- Все президенты шли к власти с лозунгом проведения инвентаризации. Видимо, время еще не пришло…
- Это требует средств. Это не просто так сделать…
- Понятно. Думаю, что этот вопрос надо адресовать уже не Вам.

Ну как? Совершенно замечательные ответы на конкретные вопросы. Особенно, в свете недавно принятого закона «Об инвестиционной деятельности», который откровенно заточен на привлечение инвестиций в государственный сектор экономики.
Получается, что сперва были выделены очень приличные по абхазским меркам средства на восстановление чайной отрасли. Деньги были куда-то потрачены, а уже купленное оборудование благополучно ржавеет. По всей республике бесконтрольно уничтожались плантации чая, которые потом уже списывались. Кто-то (кто конкретно совершенно со слов министра не ясно, но , наверное все догадались и так) принял решение о том, что чай в Абхазии не рентабелен. Попыток выхода на российский рынок, похоже, вообще не предпринималось, также как и нет каких-то экономических обоснований перспектив чайной отрасли. Эпопея же с инвентаризацией земельных участков стала какой-то грустной абхазской «Санта-барбарой».

Теперь совершенно логичным выглядит конфуз с сухумским молокозаводом. Там, видимо, тоже принимали решения примерно так же. Так же считали.

И после этого, Минэкономики всем рассказывает, как здорово по новому закону «Об инвестиционной деятельности» уполномоченный орган будет рассматривать инвестиционные проекты и решать, относить конкретный проект к преференциональным или же нет.

После прочтения такого интервью я на месте потенциальных инвесторов предпочел бы с масштабными, но совершенно не проработанными государственными прожектами не связываться, а организовывать бизнес в Абхазиив виде  в самостоятельного проект, успех которого будут зависеть исключительно от трудов самих инициаторов. Во всяком случае, пока государственные чиновники не разберутся в своем сильно запущенном хозяйстве и перестанут увлекаться ненаучной фантастикой и гаданиями на кофейной гуще.

Координатор партнерства «Абхазские проекты» Кирилл Базилевский

Консультации и сопровождение  бизнеса, бухгалтерские услуги,  и сопровождение  сделок с недвижимостью, услуги по регистрации предприятий, содействие в реализации бизнес-проектов в Абхазии: +7 916 1810919 (Viber, Whatsapp), info@abkhaz-project.ru. Прочие контакты Партнерства «Абхазские проекты» здесь.

Размещение рекламных материалов на информационно-деловом портале «Абхазские проекты. Бизнес и инвестиции» и информационном портале «Абхазская мозаика» Тел.: +7916181-0919, (Whatsapp) , электронная почта: info@abkhaz-project.ru

Ремонт и производство маломерных судов в Абхазии. Сухумская лодочная мастерская «А-Воат Амшын». Тел.: +7 940 770-3310, +7 916 181-0919 (Viber, Whatsapp), Электронная почта: lodki-abh@yandex.ru. Сайт: www. lodki-abh.ru. Прочие контакты здесь.

Tags: абхазские проекты, бизнес в Абхазии, инвестиции в Абхазию
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments